РАВВИН

Глеб Ситько

Кареглазый малыш*

Ел я масляный кныш

И Гемару, что липовый мед

Мудрый, старый хасид

Объяснял мне иврит

И мечтал мой отец меламед

Что я остепенюсь

В восемнадцать женюсь

А под тридцать – куплю магазин

Дорогой, извини

Есть ешива, есть жизнь

Ну, а жизнь – не халавный раввин

Всё не мог взять я в толк

Отчего Он так строг

Почему Он не милует нас?

И на полках моих

Среди книжек святых

Затесались Кропоткин и Маркс

Почему наш народ

Каждый гонит и гнёт

Ведь у гоев – такой же закон?

Стал я вместо молитв

Собирать динамит

И за Тору купил Смит-Вессон

А потом настаёт

Пятый, проклятый год

Век двадцатый пошёл на излом

И Христова любовь

Москалей и хохлов

В сотый раз повела на погром

Вишь, идут, стар и млад

Лишь иконы горят

Я шагал им навстречу один

Как последний зелот

За свой Божий народ

Жизнь – она не халавный раввин

Среди лютой зимы

Я бежал из тюрьмы

И с тех пор всё бежал и бежал

Я сменил сто имён

Мой вершили закон

Револьвер, динамит и кинжал

Но я, все ж, полагал

Что я – Божья рука

Как Давид, как Самсон, как Навин

Пал я серным дождём

На Романовский дом

Жизнь – она не халавный раввин

На гражданской войне

Террористы в цене

Я учился народы водить

Нас несло, что чуму

До сих пор не пойму

Почему мы смогли победить?

Стал я хмурый и злой

Ел и брился, как гой

Пил вино и вдыхал кокаин

Был по локоть в крови

И чужих, и своих

Жизнь – она не халавный раввин

Я устроил свой быт

Стал спокоен и сыт

Но однажды я встал и сказал

«Братья, хватит идти

По чужому пути

Заблуждаться так дальше нельзя!

Мы забыли что есть

Ум и совесть и честь

Мы построили храм на крови…»

И смущённо молчал

Перепуганный зал

Я ж вещал, как на Пурим раввин

Я вернулся домой

Я напился, как Ной

Лишь о зубы стучался стакан

А минуло три дня

И такой же как я

Мне приставил к затылку наган

Я читать стал Кадиш

А Мальчиш-Кибальчиш

Всё кричал — «Замолчи, сукин сын!»

Я ж сказал: «Не спеши

Жизнь – ешива души

Только Бог – не халавный раввин»

Грянул выстрел. Я встал

Я покинул подвал

И пошёл по алмазной росе

Там, за длинным столом

С бирюзовым сукном

Восседает пророк Моисей

И я поднял билет

Сорок прожитых лет

Я промолвил: «Увы, господин

Извини меня, Бог

Я учился, как мог

Только жизнь – не халавный раввин!»

* Юра просил разрешения читтать эту вещь на концертах. Но, не помню, почему, не сложилось… 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Контркультура в Киеве © 2015-2017