КРИМИНАЛЬНЫЕ БАСНИ ЛИПОЛЬЦА

Тарас Липольц «Криминальные басни. Эпидемия. Больная лирика» (только для взрослых!) Киев 1998, «Экономика и Право». Оформление Наталья Антонова, Андрей Витановский, Наталья Гармидер. Была издана неслыханным по тем временам тиражом — 5.000 экземпляров и всё ещё где-то бродит.*

Вступительная статья (Аскольд Могила):

Маяковский, помнится, написал что-то вроде того, что русские знают об Украине про сало и двух Тарасов — Бульбу и Шевченко. Подумав, можно припомнить ещё пару-тройку каких-либо иных Тарасов. Более того, философски посмотрев на мир, мы не без некоторого усилия, умозаключим, что, по-видимому, каждое время имеет своих Тарасов.
Сдаётся мне, Тарасом Нашего Времени было бы справедливо назвать предлагаемой на суд и поругание почтеннейшей публики, на свист и улюлюканье толпы («Готовьте тухлые яйца,\ Я выхожу на сцену» — не без лишней скромности возглаголивает местами он о себе), книги — Тараса Липольца. Но это вполне нормально для человека постсовременной, простите, постмодернистской, формации — эпохи просто гипертрофированной скромности.
Действительно, постсовременность ставит перед искусством постразрешимую задачу — одновременно нравиться изолированной в любой социальной формации, будь то коммунизЬм или же капитализм, группе эскпертов и при этом что-либо из себя представлять, ежели не занимательное, то хоть каким-то образом цепляющее душу потребителя. Тарас не собирался и не собирается угождать первым, при этом без подобострастия относясь ко вторым («Не ждите — пророк не явится,\ Жрите, скоты, люцерну» — «Споживачам», то есть по-украински как раз «потребителям») что, согласитесь, нетипично.
История Тараса показательна. История Тараса поучительна. Мы не будем излагать историю Тараса, заметим лишь, что уже в нежном возрасте он не испытывал никаких добрых чувств к какому-либо истеблишменту. Он «выбирал СВЕРХ». Алкоголь, анархизм, наркотики, отчаяние, трагическое мировосприятие — закономерный результат такого отношения к Большому Папе. Но наркотики — убивают. А Тарас любил и любит жизнь, любил и любит женщину, причём не какую-либо конкретную (Free Love), и сколь бы ни было романтично пасть жертвой наркологии, алкомании и министерства внутренних органов, ему это не удалось [на тот момент (Редактор)]. (Все расходятся понемногу,\ Сиротеют твои углы.\ Я останусь. Я, слава Богу,\ Поумнев, соскочил с иглы.)
С другой стороны, чтобы познать свободу, необходимо познать её отсутствие. А следовательно, Тарас ныне свободен не от любви и плакатов, как уже упомянутый Маяковский, а значительно более, мне так кажется, более, чем даже пресловутая резинка от трусов. «Криминальные басни» — во многом свидетельство такой свободы. Феномен современного баснописца ещё ждёт своего пытливого Герострата. Замечу лишь, что моралистический этап баснописи, неоднократно воспроизводимый лафонтенами и крыловыми всех мастей, продажными дятлами истеблишмента, в наш век позднего евроремонта, окончательно почил в позе, ой, простите, в Бозе. Басни Липольца ины, тем и интересны.
Простите за занудство, но я их сейчас сопоставлю. Найпрямейшей аналогией, мне кажется, будут пьесы Леся Поддревлянского — ныне здравствующего титана мысли и отчима украинской злокачественной шизократии. Их мы цитировать не будем, он нервно относится к авторскому праву. В отличие от Липольца, человека демократичного.
Кроме того. Вы сами в состоянии подобрать аналогии, включая фольклорные. Что-нибудь в духе:
У Свинки были именины,
на них был Заяц приглашён,
залез на стол немедля он,
и с ходу начал выражаться:
«Хозяйка — б…,
бухло — дерьмо.
Котлеты с ё…й говнины,
Е…л я в рот такие именины!»
Но тут вмешался мудрый Ёж:
«Ты много на себя берёшь.
Тут Лев, подумай, царь зверей!»
— «Е…л я в рот таких царей!»
— «Кого-кого, косая б…,
Ты собираешься е…ть?»
Но Заяц свистнул пару раз,
бригада зайцев подвалила,
и Льву такой п…ды вделила,
что Лев три дня костями с…л,
а после в Африку съе…л.

Мораль сей басни такова:
бригада есть — нас…ть на Льва.
Похоже? Авторство неизвестно. Записано фольклористами в школьном сортире. Такие параллели — не они ли свидетельство истинной народности «Криминальных басен» Липольца?
Если не подводят 75 Кбайт девичьей памяти, кажется, Гегель разрабатывал воззрение на процесс, как на единство и борьбу противоположностей. Так вот, о авторе «Криминальных басен» можно сказать то, что он, бытуя, воплощает в себе если не единство оных, то ж не менее как борьбу. Разделы книги иллюстрируют наличие в творческой палитре маститого бойца контркультуры и одного из героев незаслуженно забытой эры «Эры», машинки и лишь позднее размножившегося-расплодившегося Ксерокса, сына Факса, всех трёх компонентов Гегелевской триады — тезиса, нуля и фазы, ой, простите, бутылки, антитезиса и синтеза. Собственно, именно исходя из этого, разделов у книги три. Как три ипостаси Бога. Как три буквы в небезизвестном слове.
Но в заключение попрошу заметить, что не злой иронией или пессимизмом проникнута поэзия Тараса Нашего Времени, ибо он писал:
Промолвит воин: «Истины нет,
Но Солнце всё-таки есть!»

[В публикации сохранена пунктуация автора Редактор)]

8 комментариев

Add a Comment
  1. Глеб Ситько

    * «Бродит», точнее — лежит, в основном, у меня. Приобретайте!

    1. Константин

      А как можно приобрести? Это вопрос к Глебу.

      1. Глеб Ситько

        У меня. Пиши на почту bogomol@i.ua

      2. Глеб Ситько

        У меня. При личной встрече (в Киеве) или через Нову Пошту (в других городах), цена — 50 гр. Пиши bogomol@i.ua

        1. Сергей Матюха

          Вышли на 13 отделение новой почты город Киев

          1. Сергей Матюха

            Или при встрече

          2. Глеб Ситько

            Давай при встрече. Звони 0975953344

  2. Перечитываю книжку,подаренную Тарасом почти 30 лет назад,вспоминаю наши посиделки на Андреевском. Жизнь меняла приоритеты,память услужливо прятала неудобное. А Тарас,оказалось,себе не изменял. Читаю. Горжусь,что знала такого человека.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Контркультура в Киеве © 2015-2017